Архивы

России нужен закон против сект

Активисты молодежного движения провели акцию протеста у офиса саентологического центра. Фото: Александр Дроздов / Интерпресс / ТАСС

С такой идеей создается рабочая группа в Государственной Думе

Инициатор разработки закона — член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, председатель Координационного совета «Союза добровольцев России» Яна Лантратова. В конце 2014 года она предложила спикеру Госдумы Сергею Нарышкину подготовить законопроект, регламентирующий миссионерскую деятельность в России.

Как рассказала Яна Лантратова «Русской Планете», для выработки общих правил, идеологии и подготовки законопроекта уже создана рабочая группа с участием представителей Генпрокуратуры, правозащитников, исследователей деятельности сект и духовенства. В ближайшее время она соберется в Москве.

Украина как антипример

По словам правозащитницы, прообразом будущего федерального нормативного акта может стать закон о миссионерской деятельности, который действует в Белгородской области. Принятый 1 марта 2001 года, он, в частности, предусматривает, что миссионеры, прибывающие в Белгородскую область для осуществления миссионерской деятельности, обязаны представить в исполнительный орган власти различные удостоверяющие документы и программу своего пребывания. Но понятие «секта» там не фигурирует.

Новый федеральный закон должен восполнить этот пробел и ответить на вызовы времени. «Если вдуматься в причины кризиса на Украине, то одна из основных его причин — это долгая и последовательная работа с молодежью. Не последнюю роль в этой обработке сознания играли секты. В итоге мы увидели призывы убивать русскоязычное население, страшные события в Одессе, посты в соцсетях с девушками, готовящими коктейли Молотова, которые собирали огромное количество «лайков»», — отмечает Яна Лантратова.

По ее словам, в последнее время подобная подрывная деятельность активизировалась и в России. «Из разных регионов страны в нашу организацию приходят сообщения о необычайном всплеске деятельности сект. Правонарушения могут быть самыми разными: от стандартных обманов, когда люди добровольно отдают свое жилье сектантам — до вопиющих случаев, когда последователи сект отказываются от переливания крови своим больным детям, что ведет к их смерти. И подобных фактов уже очень много», — рассказывает правозащитница.

Яна Лантратова. Фото: Евгений Асмолов / ТАСС

Яна Лантратова. Фото: Евгений Асмолов / ТАСС

Миссионерство и псевдомиссионерство

Действующий Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» предусматривает в том числе и запрет деятельности религиозных организаций, однако нет регламента, где в деталях прописывается, как именно религиозная организация может вести свою деятельность, что для нее является допустимым, а что нет. А тем временем в центре Москвы на Таганке, прямо напротив Православного храма, действует так называемая «Церковь саентологии», которая запрещена во многих странах.

«Кроме того, практика сект — регистрировать себя как отдельное юридическое лицо в каждой области. И формально эти юрлица друг с другом не связаны. Получается, что если в одном регионе деятельность секты (если структура признана, например, экстремистской) запрещена, то в другом — там, где полиция и общественники окажутся менее бдительными — она, как ни в чем не бывало, продолжает работать, основываясь на той же идеологии и литературе. Для того, чтобы пресекать подобные уловки, в частности, и нужен отдельный федеральный закон о сектах, — уверена Лантратова. — Я надеюсь, что взятый нами за основу закон Белгородской области о миссионерской деятельности будет отредактирован до федерального уровня».

«Закон о сектах, безусловно, нужен. Но в использовании закона Белгородской области о миссионерской деятельности в качестве основы для будущего федерального закона я вижу некоторую опасность», — комментирует руководитель православного молодежного клуба «Святоземье» при Храме Георгия Победоносца в Коптево Никифор Кулаковский.

По его словам, то, чем занимаются сектанты — это не миссионерство. «Миссионеру не нужны применяемые ими приемы вроде воздействия на психику, NLP, внушения и прочей цыганщины. Именно поэтому в будущем федеральном законе нужно очень четко разграничить понятия: что такое миссионерская деятельность и что есть псевдомиссионерство сектантов. Иначе закон ударит по православным миссионерам. Это может звучать странно, но Православие в России — по-прежнему неизвестная религия. Православных священников не пускают в школы, тогда как иеговисты и кришнаиты — везде и всюду, они стоят у метро, ходят по квартирам. Потребность в миссионерстве очень высока. Православие у нас, как правило, сведено к обрядности, а сути люди не знают».

Новый закон действительно должен решить вопрос формулировок: понятий «секта» и «миссионерская деятельность» в российском федеральном законодательстве до сих пор нет. И экспертной группе еще только предстоит корректно сформулировать их с точки зрения Православия.

Источник: http://rusplt.ru/society/rossii-nujen-zakon-protiv-sekt-15951.html

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.