Архивы

Анализ доктринального толкования термина «светское государство»

1_2245_20012012163547_11В данной статье анализируется понятие светского государства и его ошибочные трактовки, которые делаются зачастую атеизированными правоведами. Приводятся новеллы законодательства РФ об особенностях изучения основ духовно-нравственной (религиозной) культуры народов России, получения теологического и религиозного образования; рассматривается природа канонических норм, их влияние и закрепление в российском праве; исследуются вопросы финансирования религиозных организаций, использование религиозной мировоззренческой символики в государственных и муниципальных организациях; разъясняется понятие  «светские лица»; даётся авторское определение светскости государства, а также делается вывод о том, что решение проблемы с предвзятым доктринальным толкованием светскости государства связано с усилением надзора и контроля Минобрнауки над выпускаемой под её грифом учебной литературой.

 Термин «светское государство» сегодня является наиболее часто употребляемым в дискуссиях по вопросам отношений государства и религиозных объединений. Однако из-за примитивной трактовки положений статьи 14 Конституции РФ, в которой светское государство продолжает ассоциироваться с государством атеистическим, деятельность религиозных объединений и верующих граждан часто расценивается как  нарушение принципа светскости государства.

В результате  неверного понимания указанного принципа ущемляются в своих  правах и свободах как религиозные объединения, так и сами верующие. Складывается мнение, что  права нерелигиозных граждан и нерелигиозных организаций ставятся выше прав верующих людей и религиозных организаций.

Очевидно, что данные подходы не правомерны и не отвечают реальности государственно-конфессиональных отношений. Основным правовым регулятором этих отношений выступает Конституция РФ. Для   правильного воплощения заложенных в ней принципов и норм в общественную практику значительное место занимает их толкование.

Существующие весьма поверхностные интерпретации принципа светскости государства свидетельствуют о том, что «светскость» — достаточно сложное понятие, к которому добавлено не менее сложное — «государство».

Не вдаваясь в историю происхождения принципа светскости, которая не входит в задачу данной статьи, можно констатировать, что в древних дохристианских культурах он отсутствовал. Принцип светскости имеет исключительно христианское происхождение. Всем известен императив Христа из Евангелия: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22,21). Иными словами, есть сфера отношений с государством и есть отношения с Богом. Атеисты, с апломбом говорящие о светскости государства (кесаря), допускают ошибку, пытаясь его приватизировать. Данным принципом христиане руководствуются изначально. А вот в иных, широко распространённых религиозных традициях, он отсутствует. В исламе, например, религиозному измерению подчиняются и государственное право, и государственные институты[1]. Как отмечает А.В. Малашенко, «ислам не признает привычного для хри­стианства деления на светское и духовное»[2]. Точно так же размыта граница между религиозным и светским в современном Израиле и ряде государств, в которых доминирует буддизм. Причина отсутствия такого разделения светского и несветского заключается в отличном от христианства понимании религии и государства.

«Толковый словарь русского языка» С. И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой дает следующее толкование: «Светский, -ая, -ое. 2.Отвечающий понятиям и требованиям света, принадлежащий к свету… 3.Нецерковный, мирской, гражданский. Противоп. — духовный. Светское образование»[3]. Здесь понятие «свет» в значении: «Свет в дворянском обществе: избранный круг, высшее общество»[4].

Толковый словарь В.И. Даля: «СВЕТСКИЙ, к свету (миру) в разных ·знач. относящийся, земной, мирской, суетный; или гражданский. Светская власть, ·противоп. духовная. — люди. — духовенство, белое, не монашеское, ·противоп. черное. Светские утехи, шумные, чувственные. — человек, посетитель обществ, сборищ, увеселений; ловкий приемами, сведущий в гостинных обычаях. Светски жить, светское творить. Светскость, ·сост. по гл., обходительность, людскость, привычка и уменье обращаться в свете, с людьми…»[5]

Опираясь на приведенные выше определения, можно выделить в содержании понятия «светскость» два основных значения:

1) светскость может выступать как некий существенный признак государственных или общественных институтов, в которых политическая власть принадлежит мирским, гражданским властям.

2) светскость как качество, отражающее принадлежность или относимость к элите, изысканность, элитарность, в том числе исходя лишь из внешних признаков.

Как видим, словарное понимание светскости не определяется в значении безрелигиозности или неверия. К светским, по словарю Даля, относится даже белое, женатое духовенство.

Светскость и образование

      Часть 1 статьи 14 Конституции России провозглашает: «Российская Федерация – светское государство».

Проанализируем, как же комментируется данное положение учёными правоведами и юристами в научно-практических комментариях[6], учебниках и словарях. В сборнике, составленном группой авторов (Л.В. Акопов, М.В. Мархгейм, Ю.М. Прусаков и др.), читаем: «Канонические установления и правила религии не признаются источниками права и не оказывают никакого влияния на деятельность государственных органов, учебные заведения всех уровней»[7]. Схожие рассуждения о запрете влиять религии и религиозным объединениям на образование и на деятельность человека встречаем у О.Е. Кутафина: «В таком (светском – И. Х.) государстве религия, её каноны и догматы, а также религиозные объединения, действующие в нём, не вправе оказывать влияние на государственный строй, на деятельность государственных органов и их должностных лиц, на систему государственного образования и другие сферы деятельности государства»[8]. У М.В. Смоленского: «Светский характер государства обеспечивается … светским характером государственного образования (отделением школы от Церкви)»[9]. Или вот: система образования не включает обязательное преподавание каких-либо религиозных вероучений, не организуется и не контролируется религиозными объединениями (Г.М. Миньковский[10]); преподавание религиозных дисциплин несовместимо со светским образованием (Б.Н. Топорнин[11]); существует запрещает на религиозное обучение и религиозное воспитание в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, кроме как в факультативном порядке (С.В. Фомина[12]).

На наш взгляд, такая трактовка светскости государства является совершенно произвольной и противоречащей многим положениям  Конституции РФ. Вне контекста других положений Конституции РФ и норм законодательства невозможно правильно осмыслить содержание ст.14 Российской Конституции.

В статье 14 Конституции РФ отсутствует норма об отделении школы от Церкви. Согласно ч. 1 и 2 ст. 13 Конституции, в Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие, никакая идеология, в т.ч. секулярная или атеистическая, не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Каждый имеет право на свободный выбор воспитания, обучения и творчества (в т.ч. религиозного — И.Х.) (ч.2 ст. 26). Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания (ст.28). Каждому гарантируется свобода мысли и слова (в т.ч. мысли и слова религиозно-педагогического и религиозно-философского — И.Х.) (ч.1 ст.29); каждый имеет право на образование (в т. ч. с учётом его религиозных убеждений[13]), гарантируются общедоступность и бесплатность такого образования (ч.1 и 2 ст.43); каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества и преподавания (ч.1 ст.44). Человек, его права и свободы (в т.ч. религиозные — И.Х.) являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина (в т.ч. верующего — И.Х.) — обязанность государства (ст.2). Каждый имеет право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими (п.1 ст.5 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Право религиозных организаций на образовательную деятельность как профессионально-религиозную, так и общеобразовательную[14] закреплено в законодательстве[15]. Религиозные образовательные учреждения всех типов и уровней входят в систему образования Российской Федерации. В государственных и негосударственных вузах открываются теологические[16] кафедры и факультеты.

С 1 сентября 2013 года вступил в силу Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», в котором регламентируются особенности изучения основ духовно-нравственной (религиозной) культуры народов Российской Федерации, особенности получения теологического и религиозного образования.

Согласно новому закону, например, основные образовательные программы по основам религиозных культур[17] будут проходить экспертизу в централизованной религиозной организации на предмет соответствия их содержания вероучению, историческим и культурным традициям этой организации в соответствии с ее внутренними установлениями (ч.3. ст.87 Закона). Учебные предметы, курсы, дисциплины (модули) в области теологии будут преподаваться педагогическими работниками из числа рекомендованных соответствующей централизованной религиозной организацией (ч.5 ст.87 Закона). Для учебно-методического обеспечения учебных предметов об основах духовно-нравственной культуры и теологии привлекаются соответствующие централизованные религиозные организации (ч.6 ст.87 Закона). Образовательные учреждения и педагогические работники получили право на получение общественной (неправительственной) аккредитации в централизованных религиозных организациях в целях признания уровня деятельности образовательных организаций и педагогических работников, отвечающим критериям и требованиям, утвержденным централизованными религиозными организациями в соответствии с их внутренними установлениями (ч.12. ст.87. Закона). «При государственной аккредитации образовательной деятельности духовных образовательных организаций представляются сведения о квалификации педагогических работников, имеющих богословские степени и богословские звания» (ч.4 ст.92 Закона). Педагогическим работникам запрещается использовать образовательную деятельность для принуждения обучающихся к принятию религиозных убеждений либо отказу от них, запрещаются сообщения обучающимся недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях народов (ч.3. ст.48 Закона).

Если государство признаёт «особую роль православия в истории России, в становлении и развитии её духовности и культуры», уважает христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России[18], то, следовательно, образование без серьёзного знания «особой роли» и того, что является «неотъемлемой частью», есть образование неполное, урезанное[19].

Светский характер образования в государственных, муниципальных организациях, осуществляющих образовательную деятельность, должен не препятствовать, а способствовать реализации прав школьников на получение знаний о духовной культуре своей страны. Государство взяло на себя обязательства поддерживать и оказывать содействие реализации религиозными организациями культурно-просветительских программ и мероприятий[20]. Одной из таких общественно значимых программ и является обучение и воспитание детей в ощущении неразрывной связи их судеб со всей тысячелетней историей нашей страны[21].

Один из принципов государственной политики в области образования -свобода и плюрализм в сфере образования и государственно-общественный характер управления образованием. Следовательно, религиозные объединения на равных с иными институтами гражданского общества основаниях, в соответствии с законодательством, вправе оказывать влияние на национальную систему образования. В этом смысле светскость образования «не отдаёт предпочтение секуляризованному общественному сознанию»[22].

Светскость и религиозные установления

Следующий ошибочный признак светскости, наиболее часто встречающийся в комментариях, — это отношение к внутренним установлениям религиозных объединений. Религиозные догмы и каноны не признаются в качест­ве источников права (П.Н. Дозорцев[23], Г.М. Миньковский[24], Ю.И. Стецовский[25], С.В. Фомина[26]); не признаётся государством юридическое значение церковных актов, религиозных правил и т.п. как источников права, обязательных для кого-либо (В.А. Кикоть[27]); отрицается признание религиозных установлений и правил в качестве источников права и их влияния на деятельность государственных органов (А.Ш. Будагова[28]).

С данными мнениями нельзя согласиться. В статье 15 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» закреплено: «1.Религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями… и обладают правоспособностью, предусматриваемой в их уставах. 2. Государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству Российской Федерации».

Как видим, религиозные нормы[29] обладают правоспособностью и юридическим уважением со стороны государства. Например, источниками публичного религиозного права, с точки зрения позитивного права Российской Федерации, являются нормативные акты религиозных организаций, которые отвечают требованиям гражданского законодательства России. Такими нормативными актами являются уставы религиозных организаций, договоры нормативного содержания религиозных организаций.

По своему видовому признаку нормативно-правовые акты церковного права в качестве источников права относятся к подзаконным локальным нормативным актам. Но не только. Есть и иные нормы, регулирующие отношения в религиозных организациях, которые государство обязано уважать[30], а не просто почтительно к ним относиться, признавая их достоинство не только в психоэмоциональном восприятии, но и в социально-правовом, воплощая их  в федеральных законах.

Такими примерами признания органами государственной власти религиозных норм в качестве норм действующего позитивного права служат каноническая норма о тайне исповеди[31], которая охраняется законом[32], причём понятие «исповедь» определяет религиозная организация.

Например, «режим рабочего времени лиц, работающих в религиозных организациях, определяется… исходя из режима осуществления обрядов или иной деятельности религиозной организации, определенной ее внутренними установлениями» (ст. 345 ТК РФ). Как видим, данная отсылочная норма говорит о том, что труд работников религиозных организаций регулируется и церковными канонами (внутренними установлениями).

Другой пример. В соответствии с п. 7 ст. 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» по просьбе Русской Православной Церкви органы государственной власти законодательно объявили[33] религиозный праздник Рождества Христова — 7 января — общероссийским нерабочим (праздничным) днем (ст. 112 ТК РФ). В государственную норму права возведена христианская норма, обязывающая моногамный брак и запрещающая полигамный брак.

Кроме того, законодательство РФ обязывает государственные органы проявлять уважение к национальным обычаям и традициям граждан, учитывать культурные и иные особенности различных этнических и социальных групп, религиозных организаций, способствовать межнациональному и межконфессиональному согласию[34]. При устройстве ребёнка, оставшегося без попечения родителей, учитывать его этническое происхождение, принадлежность к определенной религии и культуре, родной язык, возможность обеспечения преемственности в воспитании и образовании[35].

В российском, как и в зарубежном демократическом законодательстве,[36] существует огромное количество нормативно-правовых актов, регламентирующих право на свободу вероисповедания и различные аспекты деятельности религиозных организаций, в которых учитываются канонические нормы[37].

Согласно ч.3 ст.59 Конституции России, государством учитывается вероисповедание, т.е. канонические и догматические положения веры призывника в случае замены военной на альтернативную гражданскую службу. Конституцией РФ устанавливается, что местное самоуправление осуществляется «с учётом исторических и иных местных традиций» (ч. 1 ст. 131). Совершенно очевидно, что исторические и «иные традиции», которые должны учитываться, подразумевают и религиозные традиции. Нередко при разрешении различных спорных ситуаций между религиозными объединениями или между ними и государственными организациями обнаруживается, что без учёта этих факторов невозможно добиться справедливого решения спорного вопроса.

Поскольку государство обязано считаться с внутренними установлениями религиозных организаций, при условии их непротиворечивости законодательству, то они призваны выполнять субсидарную функцию в государстве в тех случаях, когда светское законодательство не даёт чёткого ответа о путях решения правовых вопросов, связанных с деятельностью религиозных объединений[38]. К тому же, «уважение к религиозным нормативным актам предполагает оценку и защиту церковного права как особой части национального права»[39].

Церковно-правовые нормы сыграли огромную роль в становлении и развитии российской национальной правовой системы[40] и продолжают оказывать на неё своё влияние. Право — это всегда производное от культуры, которая представляет основу для сплочения[41]. А культура, как известно, — это производная от культа религии. Поэтому церковное право не может не влиять на государственное и муниципальное право.

Церковные (религиозные) нормы — это общественно-нормативные регуляторы, без посредства которых невозможно достичь необходимого упорядочивания общественно-политических отношений[42]. Государство обеспечивает привлечение представителей религиозных организаций к разработке проектов нормативных актов по вопросам деятельности религиозных организаций, а также к участию в мероприятиях по защите общественной нравственности. Органы государственной власти при рассмотрении вопросов, затрагивающих деятельность религиозных организаций в обществе с учётом их территориальной сферы деятельности, предоставляют соответствующим религиозным организациям возможность участия в рассмотрении указанных вопросов[43].

Религиозные объединения вырабатывают свои собственные, негосударственные общественно-политические механизмы саморегуляции. Они вправе защищать религиозную общину, граждан от государственных предписаний, которые сочтены нравственно вредными.

В светском государстве нерелигиозная жизнь и жизнь нерелигиозных граждан регламентируется только посредством общего законодательства, а жизнь религиозная — нормами религии. Причём, в случае возникновения  между ними противоречия для верующих, вторые имеют верховенство[44].

В светском государстве религиозные установления, не закреплённые в законодательстве, не отвергаются, как это преподносят атеизированные правоведы, а носят диспозитивный характер, т.е. человеку предоставляется право самому решать, руководствоваться ими или нет.

Светскость и финансирование

К другим, наиболее часто выделяемым признакам светскости, некоторые комментаторы относят запреты на финансирование религиозных организаций, размещение и использование религиозной символики.

Государство не оказывает религиозным объединениям какой-либо материальной (финансовой) помощи (П.Н. Дозорцев[45]); ни одно религиозное объединение (церковь, конфессия) не может финансироваться из государственного (местного) бюджета (Г.М. Миньковский[46]); государство отказывает в финансировании расходов какой-либо церкви (В.А. Кикоть[47]); «в служебных помещениях не должны размещаться предметы религиозной символики» (Г.М. Миньковский[48]).

Мало того, что данные мнения являются необоснованными, они ещё идут в разрез с законодательством. Федеральный закон № 125-ФЗ от 26.09.1997 «О свободе совести и о религиозных объединениях» прямо устанавливает, что государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощью в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством РФ об образовании[49]. В Юридическом энциклопедическом словаре под общей редакцией В.Е. Крутских   разъясняется, что светский характер государства не препятствует оказывать религиозным общинам материальную помощь из государственного бюджета[50]. Данную позицию разделяет также А.Е. Кутафин[51].

В законодательстве РФ отсутствуют запретительные нормы на оказание финансовой помощи религиозным организациям. Такая помощь возможна и обусловлена обязанностью государства содействовать коллективной реализации свободы совести граждан[52]. Нельзя не учитывать, что значительное число налогоплательщиков составляют верующие граждане. Они имеют не меньше прав на поддержку со стороны государства в строительстве храмов, чем спортсмены и любители спорта на поддержку строительства стадионов. Ведь в данном случае поддержка оказывается не столько религии, сколько людям и обществу.

В Бюджетном кодексе РФ нет запрета на финансирование строительства храма, часовни, церковного приюта для детей или православной школы. Бюджетный кодекс предусматривает предоставление субсидий за счет средств государственных и местных бюджетов любой некоммерческой организации (НКО) независимо от ее организационно-правовой формы (религиозной или общественной организации, фонду и т.д.).

Государство вправе оказывать помощь как в виде прямых, так в виде косвенных субсидий. Во-первых, согласно Закону о свободе совести,  «государство оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании» (ст.4 Закона). Во-вторых, религиозные организации относятся к некоммерческим организациям, закон о которых предусматривает оказание им государственной поддержки[53]. Закон о НКО, в силу которого религиозные организации могут быть отнесены к числу социально ориентированных НКО, имеют право на государственное финансирование и поддержку (ст. 2 закона о НКО).

Кроме того, государственные организации имеют право на оказание благотворительной помощи религиозным организациям, на  «целенаправленное распределение пропорциональной доли общественного богатства на расходы, связанные с потребностями общества в сфере духовной жизни, в том числе посредством предоставления налоговых льгот и оказания помощи социально значимой деятельности религиозных организаций»[54]. Об оказании помощи верующим прямо говорит Указ Президента РФ от 14 марта 1996 г. № 378 «О мерах по реабилитации священнослужителей и верующих, ставших жертвами необоснованных репрессий». Цитируем: «3. Правительству Российской Федерации, другим федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления оказывать помощь верующим в восстановлении культовых зданий, возврате имущества, изъятого из церквей, мечетей, синагог, других культовых учреждений»[55].

Разъясняя положение ст.14 Конституции о религиозных организациях в светском государстве, М.В. Баглай отмечает: «нравственный долг требует, чтобы государство оказывало им содействие в их деятельности»[56]. Трудно не согласиться с мнением авторитетного правоведа.

                     Светскость и религиозные символы

В законодательстве РФ не существует положения о запрете размещать в служебных помещениях предметов религиозной атрибутики. Несомненно, религиозная символика не может превалировать в декорировании зданий и помещений, где размещены органы государственной и муниципальной власти, другие государственные органы, подразделения государственной службы. Это, однако, не препятствует нахождению в кабинете государственного служащего каких-то предметов, содержащих религиозную символику, если наличие таких предметов обосновано свободой совести и убеждений данного госслужащего, не несет прозелитических целей, не направлено на формирование того или иного отношения к религии.

Сложность и неоднозначность восприятия проблемы можно описать на простейшем примере. Наличие небольшой православной иконы в кабинете госслужащего может вызвать в определенной ситуации большое количество негативных эмоций и протестов со стороны ревностных приверженцев секуляризма, но никогда подобное их отношение почему-то не возникает из-за висящего на стене в кабинете госслужащего плаката с астрологическими изображениями и текстами, буддистских изображений и предметов восточного религиозного календаря, хотя оккультно-религиозный характер учения астрологии бесспорен. Не запрещено открытое ношение элементов религиозной одежды и знаков религиозной принадлежности детям, административным и педагогическим работниками государственных и муниципальных образовательных учреждений в той мере, в какой это обосновано свободой совести и выражения религиозных убеждений. Это акт реализации гражданином свободы вероисповедания, которая не ограничивается пространством, временем или профессией.

Законодательство РФ в целях пресечения возможной дискриминации верующих, находящихся в специфических условиях: военнослужащим[57], пациентам[58] в больничных учреждениях, лицам, находящимся в местах лишения свободы[59] и др. гарантирует право иметь с собой предметы религиозной символики, религиозной литературы и предметы культа. Каждый вправе иметь предметы мировоззренческой религиозной символики рядом с собой. Поэтому нахождение, например, в служебном кабинете на столе, на полке небольшого размера предмета религиозного почитания или календаря с видом храма вполне правомерно.

Светский характер образования в государственных школах также не запрещает наравне с другими негосударственными символами[60] и ношение религиозных символов в школе учениками открыто. Ношение символов, с помощью которых человек обозначает свою религиозную принадлежность, — это его законное право вероисповедания. Конечно, это должно носить умеренный, не агрессивный характер.

Религиозные объединения в светском государстве

Религиозные объединения являются самой значительной частью института гражданского общества. Светский характер государства не предполагает изоляции религиозных объединений от общественной жизни, от социальных процессов и, прежде всего, в сферах культуры, образования, здравоохранения, социальной защиты и пр.[61] Любое мировоззрение — как нерелигиозное, так и религиозное — стремится выстроить на своей основе и политику, и экономику, и отношения в семье, коллективе, социуме. Светское государство не значит секулярное[62]. Принцип светскости не позволяет государственную пропаганду атеизма или безверия, ограничивает вмешательство государства и нерелигиозного общества в законную деятельность религиозных объединений.

Принцип светскости государства указывает на внешнюю социальную форму кадрового состава государственного аппарата[63] (о гражданах, не носящих рясу), который осуществляет политическую власть в государстве, а не об обязательной какой-то «светской» идеологии. И совсем не означает одобрение со стороны государства безрелигиозности и игнорирование религии, как это пытаются навязать идеологи секуляризма, представляющие свою секулярную светскость как некую неорелигию. В светском, равно как и в любом другом государстве, власть не вправе обязывать человека быть неверующим или верующим.

Зададим вопрос: кто же такие светские лица? В христианской парадигме ответить можно так: это лица, не являющиеся священно — и церковнослужителями. Священнослужителя или монашествующего нельзя назвать светскими. А вот верующих мирян, т.е. всех тех, кто не носит рясу, — вполне допустимо. Дело в том, что к категории т.н. светских лиц относятся как верующие, так и неверующие. Одни «светские» граждане являются верующими и членами Церкви, а другие нет.  Большинство членов Церкви состоит из светских людей.

Независимо от государственных должностей, социального положения, профессии никто не вправе запретить человеку и гражданину быть верующим, руководствоваться в своей жизни религиозными правилами, действовать в соответствии с ними и открыто выражать своё отношение к ним.

Для верного уяснения принципа «светскости государства» важно понимать не только первое слово — «светское», но и второе  — «государство». Земля, воздух, полезные ископаемые, леса, реки, моря, воды культура, СМИ, образование и наука России принадлежат государству. Означает ли это, что: а) они и есть светское государство и б) они для верующих запрещены? Ответ очевиден. Не всё, что находится в географических пределах государства, является им. Поэтому не следует всё отождествлять с государством. Государство  — это система политической власти в стране. Страна же шире понятия государства. Государства приходят и уходят, а страна (народ, культура, святыни, природа, могилы предков и т.д.) остаётся.

По Конституции РФ, государство не является религиозным в той же мере, как не является ни военным, ни спортивным, ни научным, ни техническим, ни культурным, ни музыкальным, ни сельскохозяйственным и т.д. Причём о военной службе, спорте, культуре, религии и свободе вероисповедания упоминается в Конституции. Но никто из этого не делает нелепого вывода о том, что перечисленные области находятся вне жизни общества и страны, как это пытаются распространить в отношении религиозной сферы.

Да, Россия – светское государство, но наряду с этим  и христианская страна. «Россия — священная наша держава… Хранимая Богом родная земля!» (Федеральный конституционный Закон от 25 декабря 2000 года N 3-ФКЗ «О Государственном гимне Российской Федерации»). Ни конституционная, ни салонная светскость не связана с противопоставлением религиозности. Светское государство не подразумевает отторжения[64] всего религиозного, так как в противном случае такое государство не будет светским.

Можно предложить следующее авторское определение светскости государства: светским государством является такое государство, которое не обязывает человека и гражданина исповедовать или не исповедовать какую-либо религию или идеологию; религиозные объединения и органы государственной власти самостоятельны и независимы каждый в своей сфере.

Выводы

Итак, светское государство — это государство для всех[65], а не только для неверующих. Это касается всех сфер жизни: образования, культуры, политики, финансирования, символики и т.д. Священникам в таком государстве запрещено участвовать в качестве должностных лиц в управлении государством.

Анализ доктринального толкования понятия «светское государство» в научной и учебной литературе позволяет сделать вывод, что оно комментируется в большинстве случаев вульгарно, следуя советской атеистической модели, не раскрывая подлинный смысл самого понятия, а нередко просто вводит в заблуждение читателей и тысячи обучающихся по этой литературе.

Означенная нами проблема может существенным образом решиться, если министерство образования РФ обратит на это своё внимание и не допустит составление и выпуск учебников под своим грифом, в которых содержится недостоверная информация о принципе светскости государства.

 

 



[1] Франческо Марджотта Брольо, Чезаре Мирабелли, Франческо Онида. Религии и юридические системы. Введение в сравнительное церковное право./Пер. с ит. (Серия «История церкви»). -М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2008. С.157.

[2] Цит.по: Козырев Ф. Н. Религиозное образование в светской школе. Теория и международный опыт в отечественной перспективе: Монография. — СПб.: Апостольский город, 2005.С.30. См. также: Духовно-нравственные аспекты Ислама по укреплению семьи и воспитанию подрастающего поколения. / Совет муфтиев России. — М.: Алимпик, 2003. — 26 с.

[3] Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка./ Институт русского языка им. В.В.Виноградова РАН. — 4-е изд., доп. — М.: Азбуковник, 1999. С.702.

[4] Там же. С.701.

[5]Цит по: URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc2p/351806 (дата обращения -28.04.14)

[6] Этот вид толкования в юриспруденции носит название доктринального.

[7] Конституция Российской Федерации. Научно-практический комментарий и семантический словарь. М.: Бератор-Пресс, 2003.С.45.

[8] Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. Учеб. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби. Изд-во Проспект, 2006.С.169; Конституция российской федерации: Научно-практический комментарий./ Под ред. акад. Б.Н. Топорнина.-М.:Юрист,1997.С.151-152; Конституционное право: Словарь./ Отв. ред. д. ю. н. В.В. Маклаков. М.:Юрист,2001.С.436-437. (автор статьи А.Ш. Будагова).

[9] Смоленский М. В. Конституционное право Российской Федерации. 3-е изд., испр. и доп. Серия «Сдаём экзамены» – Ростов н/Д.: Феникс, 2004. С.115; Конституция Российской Федерации. Научно-практический комментарий (постатейный). Отв. ред. д. ю. н. Ю.А. Дмитриев. М.: ЗАО. Юстицинформ. 2007.

[10] Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации. / Отв. ред. В.В. Лазарев. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Спарк, 2001. С.92.

[11] Конституция российской федерации: Научно-практический комментарий./Под ред. акад. Б.Н. Топорнина.-М.:Юрист,1997.С.152.

[12] Юридическая энциклопедия. / Отв. ред. акад. Б.Н. Топорнин. — М.: Юристъ, 2001. С.972.

[13] Ст.5 Международной конвенции «О борьбе с дискриминацией в области образования». Эта Конвенция была принята в Париже 14 декабря 1960 года; наша страна присоединилась к этой Конвенции в 1962 году.

[14] Включение религиозного компонента в учебные программы не отменяет их общесоциальных задач по общему развитию личности.

[15] П.1 ст.19 Федерального закона № 125-ФЗ от 26.09.1997 «О свободе совести и о религиозных объединениях». Религиозное образование не следует отождествлять с обучением религии, которое осуществляется исключительно религиозными организациями (п.4 ст.5 Федерального закона  «О свободе совести и о религиозных объединениях»). Религиозное образование подразделяется на общее и профессиональное; может быть светским (необязательность наличия религиозных убеждений у учащихся) и несветским (для единоверцев). См. Козырев Ф. Н. Религиозное образование в светской школе. Теория и международный опыт в отечественной перспективе: Монография. — СПб.: Апостольский город, 2005. С.49.

[16] См. Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования направление 520200 Теология. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=EXP;n=341346 (дата обращения: 01.05.2014).

[17] Данный курс носит культурологический характер и не относится к обучению религии. Здесь преподавание ведётся не о Боге, а о людях, верящих в Бога, о смыслах, которыми вера наполняла (-ет) их жизнь, в т.ч. общественную или государственную, создавала  культуру нашего отечества.

 

[18] Преамбула Федерального закона № 125-ФЗ от 26.09.1997 «О свободе совести и о религиозных объединениях». Совет Федерации, в котором представлены все нации России, проголосовал единогласно за формулировку в преамбуле.

[19] Кураев А. Школьное богословие. Книга для учителей и родителей.- М.: НОРМА, 2005. С.56.

[20] П.3 ст.18 и п..3 ст.4 Федерального закона № 125-ФЗ от 26.09.1997 «О свободе совести и о религиозных объединениях».

[21] Кураев А. Школьное богословие. Книга для учителей и родителей.- М.: НОРМА, 2005. С.57.

[22] Пяткина С. А. Комментарий к Конституции Российской Федерации.-М.:Юрист,2002.С.111.

[23] Дозорцев П. Н. Развитие светской государственности в России: история и современность. — СПб.: Санкт-Петербургская акад. МВД России, 1998. С. 136-138.

[24] Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В. Лазарев. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Спарк, 2001. С.89.

[25] Стецовский Ю. И. Право на свободу и личную неприкосновенность: Нормы и действительность. — М.: Дело, 2000. — С. 433-434.

[26] Юридическая энциклопедия. / Отв. ред. акад. Б.Н.Топорнин. — М.: Ю ристъ, 2001. — С.972.

[27] Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред.В.Д. Карповича. — 2-е изд., доп. и перераб. — М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2002.С.102-103.

[28] Конституционное право: Словарь./ Отв. ред. д.ю.н. В.В. Маклаков. — М.: Юристъ, 2001. С. 436-437.

[29] В юридической науке можно выделить четыре основные квалификации церковного права: 1) церковное право — это особая правовая система, аналогом может служить международное право; 2)церковное право относится к корпоративному праву, как «действующая корпоративная правовая система, регулирующая конкретные, реально существующие отношения людей внутри особого религиозного общества; 3)церковное право при определенных условиях можно считать самостоятельной отраслью права; 4) церковное право — это комплексное правовое образование. См. Дорская А. А. Церковное право Российской империи XIX – нач. XX в. как отрасль права.// История государства и права.2009.№ 9.

[30] Чтобы уважать, нужно оценить комплекс религиозных норм. Двусторонние соглашения предполагают знание внутреннего права религиозных конфессий и компетенции соответствующих органов. При награждении государственными наградами религиозных деятелей в Указах Президента РФ пишется сан и титул награждаемого. Нормы церковного права не противоречат нормам позитивного права. Например, запрет на вступление в брак монашествующим, и гражданским лицам в четвёртый брак. Запрет абортов, запрет на занятие священнослужителем должности в органах государственной власти и др., — все они относятся к сфере диспозитивных норм, в разряд которых попадают и нормы корпоративного права.

[31] Гарантированное право на тайну исповеди дает священнику иммунитет на неразглашение, ставших ему известными из конфиденциального духовного общения сведений, что является одной из важнейших гарантий свободы вероисповедания. Священнослужитель не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах в т.ч. преступлениях, ставших ему известными из исповеди. Статус священника освобождает его не только от обязанности давать свидетельские показания в отношении супруги или близких родственников, но и в отношении любого человека и гражданина.

[32] П. 7 ст. 3 Федерального закона от 26.09.1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»; п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК РФ и п. 3 ч. 3 ст. 69 ГПК РФ.

[33] Аналогично объявление государственными органами в некоторых субъектах РФ, в которых население традиционно исповедует ислам, праздничными днями дат, на которые выпадают празднование мусульманами Уразы Байрам или Курбан Байрам.

[34] П.3 ст.7 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ «О полиции».

[35] П.1 ст. 123 Семейного кодекса Р Ф от 29.12.1995 N 223-ФЗ.

[36] Например, косвенно о Русской Православной Церкви, соблюдении её канонов и священных традициях говорится ст.3 Раздела II Конституции Греции: «Православная Церковь Греции …неразрывно связана в своих догматах со всякой другой единоверной Церковью Христовой, неуклонно соблюдает, так же как и они, святые апостольские и соборные каноны и священные традиции».

[37] Например, в п. 2 ст. 37 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» говорится о праве пациентов соблюдать» религиозные каноны, в том числе пост».

[38] Куницын И. А. Правовой статус религиозных объединений в России: исторический опыт, особенности и актуальные проблемы. – М., 2000. С.120

[39] Конституционное право России: Учеб. /Отв. ред А.Н. Кокотков и М.И. Кукушкин. М., Норма, 2007.С.221.

[40] Значительное влияние оказала, например, на уголовное и на семейное право и др. Из церковного права уголовным были заимствованы такие принципы, как наличие вины как признак преступления, допущение раскаяния преступника, утверждение различных целей наказания, а не только устрашения. Они послужили исходной позицией для дальнейшего развития уголовного права. Семейное право заимствовало из канонического права условия заключения брака. См. Дорская А.А. Церковное право Российской империи XIX — начала XX в. как отрасль права.// История государства и права.2009.№ 9.

[41] Франческо Марджотта Брольо, Чезаре Мирабелли, Франческо Онида. Религии и юридические системы. Введение в сравнительное церковное право./Пер. с ит. -М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2008. С. 99.

[42]Шепелев В. И. Гражданское общество как основа формирования и функционирования нормативно-регулятивной системы.//Философия права,2006 №4 (20).С.49.

[43] П. 7 ст. 8 Федерального закона № 125-ФЗ от 26.09.1997 «О свободе совести и о религиозных объединениях».

[44] См.:III.5 и IV.9 Основ социальной концепции Русской Православной Церкви. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/141422.html (дата обращения: 28.04.2014).

[45] Дозорцев П. Н. Развитие светской государственности в России: история и современность. — СПб.: Санкт-Петербургская акад. МВД России, 1998. С. 136-138.

[46] Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В. Лазарев. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Спарк, 2001. С. 89-90.

[47] Комментарий к Конституции Российской Федерации. / Под общ. ред.В.Д. Карповича. — 2-е изд., доп. и перераб. — М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2002. С.102-103.

[48] Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В. Лазарев. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Спарк, 2001. С. С.89-90.

[49] П.3 ст.4 и п.3 ст.18 Федерального закона № 125-ФЗ от 26.09.1997 «О свободе совести и о религиозных объединениях»; См.: Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях».

[50] Юридический энциклопедический словарь / Под общ. ред. В.Е. Крутских. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ИНФРА-М, 2001.С. 357.

[51] Государственное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. О.Е. Кутафина. М.: Юрид.лит., 1996. С.156-161.

[52] Такая помощь оказывается в большинстве стран мира. В 123 странах мира правительства финансируют религиозное образование. См. Еленский В.//Религиозная свобода: глобальные измерения. URL: http://www.irs.in.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=878%3A1&catid=37%3Aart&Itemid=64&lang=ru (Дата обращения: 28.04.2014).

[53] Ст.31. Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях».

[54] Шахов М. О. Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации. — 2-е изд., доп. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2013.С.40.

[55] Сайт Законы России. URL: http://lawrussia.ru/texts/legal_185/doc185a869x357.htm (Дата обращения: 28.04.2014).

[56] Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для ВУЗов. – 4 изд., изм. и доп. – М.: Норма, 2005.С.127. – 816 с.

[57] П.3 ст.8 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих».

[58] П. 2 ст. 37 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

[59] П.14 и 15 ст.17 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»; п.4 ст.14 УИК РФ.

[60] Например, спортивными символами.

[61] Бархатова Е. Ю. Комментарий к Конституции Российской Федерации. М.: ТК Велби, изд-во Проспект, 2005. С. 25.

[62] Секуляризм — убежденность, что религия не должна быть вовлечена в организацию общества, образования, и т.д. Секуляризация — акт или процесс ликвидации влияния или власти общественной, которую имеют религиозные организации. Ошибочно отождествлять светскость и секуляризм.

[63] Руководящие органы религиозной организаций не могут одновременно выступать в качестве политической власти, а политические – религиозной.

[64] С правовой и религиоведческой точек зрения считать светское общество как нечто противостоящее и чуждое обществу верующих — абсурдно. Это известный агитприем по борьбе с Церковью, когда ко всему навязчиво вешается в атеистическом понимании ярлык «светский» так, что неутверждённым в вере светским людям внушается отчуждение от их веры. Разве высокая светская культура или образование исключают наличие религиозных смыслов в ней? Нет.

[65] Кому из верующих не приходилось сталкиваться с ситуацией, когда ему пытались препятствовать в возможности участия на каких-либо культурно-просветительских мероприятиях, пытались лишить права на свободу слова и мнения фразой «а у нас светское государство». В таких случаях нужно задать встречный вопрос: а что значит светское? У нас что, не все равны в правах (ст.19 Конституции)? Или светское государство только для атеистов? А как же свобода вероисповедания и свобода действовать в соответствии с ней (ст.28 Конституции)? А свобода слова, мысли и мнения — не для всех (ст. 29 Конституции)? Разве не каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям (ст.44 Конституции)? Разве светскость — это умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина (См. ст.55 Конституции)? Разве подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьёй 28 (См. ст.56 Конституции)? Разве местное самоуправление (в т.ч. мэрии городов) может осуществляться в городских, сельских поселениях и на других территориях без учета религиозных традиций (См. ст.131 Конституции)? Или человек, его права и свободы (в т.ч. на вероисповедание) не являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита этих прав и свобод человека и гражданина — не обязанность государства (См. ст.2 Конституции)? Может быть, общепризнанные права и свободы человека зависят от его отношения к религии? Пусть ответит тот, кто подумал, что «светское государство — это только он сам и атеисты».

 

Ходыкин И. В., кандидат богословия, преподаватель ДДС

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.