Архивы

Об антиклерикальной революции и клерикальной контрреволюции

С каждым днем все более и более обостряется ситуация, характерная наступлением так называемой «антиклерикальной революции», хотя более точным для нее было бы название «антицерковная революция».

Некоторым кажется неожиданной та слаженность и организованность, с которой она проводится, дикость ее форм и изощренность информационной поддержки. Многие священнослужители и авторитетные люди Церкви уже высказались по этому поводу, их анализ полон глубокой и исторической правды. Не дерзая что-либо добавить к нему, однако, считаю своим долгом попытаться продолжить анализ связи этой революции с актуальным искусством, поскольку она представляется мне более чем очевидной.

Более того, без понимания этой онтологической связи невозможно оперативно и компетентно отвечать на эту явную угрозу, а сделать это Церковь, на мой взгляд, должна обязательно.

Первое, что хотелось бы отметить, – это попытки объяснить такую агрессию по отношению к Церкви политическими мотивами и протестными настроениями. Они не должны вводить нас в заблуждение, поскольку анализ истории акционистского движения в России последних лет ясно показывает, что главным объектом такой агрессии почти всегда являются христианские символы и святыни – без определенной связи с политическими событиями и персонажами. В связи с этим в ряду прочих можно вспомнить, например, такие выходки, как демонстрация плаката с кощунственным изображением Распятия напротив храма Спаса на крови в Екатеринбурге или публичное уничтожение икон А. Тер-Оганяном. Возникновение же политического подтекста, столь явно выраженного в известном кощунстве в храме Христа Спасителя, – относительно новый тренд, который на самом деле призван замаскировать антихристианскую агрессию и придать ей некое подобие «легитимности» якобы чисто политического характера.

Второе важное обстоятельство, дающее возможность произвести некоторые обобщения, заключается в поразительном сходстве всех сценариев подобных акций между собой.

Как правило, они представляют собой ограниченное во времени и пространстве действие с использованием кустарно выполненного реквизита и костюмов, часто напоминающих убогую комсомольскую агитпродукцию 1920-х годов, либо вообще без каких-либо дополнительных аксессуаров. Результатом же является видео- или фотофиксация, демонстрирующая спонтанное сюжетное развитие акции – с включением в нее людей, шокированных таким действием и порой неловко пытающихся ему помешать. Эти люди затем выставляются агрессивными «православными мракобесами», напавшими на невинных акционистов. Затем этот сюжет тиражируется и подается с соответствующими комментариями в прессе, Интернете, блогосфере и т.д. Таким образом, мы имеем дело с очень эффективной по своей разрушительной силе тактикой провокаций, не требующей ни бюджета, ни значительных организационных усилий.

И, наконец, третье, о чем необходимо упомянуть, – об исторической перспективе, связывающей сегодняшних актуальщиков-кощунников с глобальным интернационалом актуального искусства и авангардными движениями начала прошлого века. Сделать это необходимо вовсе не из научного интереса, а для более глубокого и адекватного представления о явлении, с которым нам пришлось встретиться лицом к лицу.

Принципы и стратегии, о которых я уже упомянул, были разработаны еще дадаистами и их духовными братьями – русскими футуристами. Агрессивный анархо-бомбистский напор в сочетании с цинизмом и последовательным богоборчеством – истинное содержание этой стратегии, а циничная провокация – ее форма. Однако в основе ее лежало и лежит вовсе не простое желание встряхнуть сознание обывателя, а глубинный бунт безумного (не в душевном, а именно в духовном смысле) человека против Бога.

Это явление бунтующего духа на сегодняшний день сущностно остается тем же, однако оно институализировалось, обросло томами культурологических интерпретаций, стипендиями, фондами и прессой. Оно давно преодолело национальные и политические границы, приобрело интернациональный характер. Оно приобрело легитимность в рамках крупных культурных форумов, таких, например, как Берлинский кинофестиваль (где был репрезентирован фильм об ультрарадикальной группе «Война»), в процессе выдвижения номинантов на Российскую премию актуального искусства «Инновация» и на многие другие.

Это явление интегрировано в современную глобальную цивилизационную модель, однако при этом неразрывно связано с неомарксистским, анархистским и иного рода ультралевыми движениями. Оно агрессивно вторгается на чужие культурные территории, демонстрируя культ разнузданности и ничем не ограниченного произвола. И все чаще и чаще объектом этого вторжения становятся сакральные смыслы традиционного, в том числе религиозного, сознания.

Теперь дошла очередь и до Русской Православной Церкви.

И с болью констатирую, что наша Церковь, преодолевшая смуты, расколы и страшные гонения, оказалась не готова к этой примитивной по своей сути, но изощренной по содержанию агрессии.

Однако преодоление этой беды возможно, если мы все – в меру своих сил и с Божией помощью – осознаем, с чем мы имеем дело. Поймем, что это не просто разрозненные группы людей, пусть и управляемые из единого центра. Нет, это серьезная антихристианская сила, горизонтально структурированная, крепко встроенная в современную цивилизацию и современную культуру. Она обладает институциями, финансами, информационной поддержкой и медийными и интернет-технологиями.

Перед нами враг – умный, циничный и безжалостный.

Ни в коем случае не отвечая на его агрессию – своей, мы, тем не менее, должны иметь твердую, последовательную и осознанную позицию по отношению к нему, черпая силу и крепость в том числе в словах апостола: «Духа Божия [и духа заблуждения] узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире» (1 Ин. 4: 2–3).

11 апреля 2012 год

Один комментарий на “Об антиклерикальной революции и клерикальной контрреволюции”

  • gadge7:

    Антиклиркаризм удобен тем, что 72 года он активно вынашивался и оттачивался в СССР. Наработки антибожников теперь примняются якобы в рамках Конституции. Но выше Конституции — совесть. А выше совести — Бог. Потому они — бессовестные безбожники, и этим все сказано. Стоит ли их слушать? Лучше пройти мимо, как перед выключенным телевизором.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.