Архивы

Александр Кузьмин: то, что случилось в Перми – прямое следствие работы сектозащитников

То, что Уполномоченный по правам человека по Пермскому краю принимает участие в мероприятии, организованном одной из самых страшных деструктивных сект – вполне логичное следствие отношения отдельно взятых лиц, работающих в государственных структурах, к проблеме сектантства.

Случаи, подобные пермскому, встречаются довольно часто в нашей практике, а именно, когда чиновник думает, что проблема сектантства – это что-то к ним не относящееся, что-то лежащее больше в плоскости интересов Русской Православной Церкви. А они к этому (по крайней мере, публично) не хотят иметь никакого отношения. Ну подумаешь, ленточку разрезала на открытии и пару слов сказала… И пока они не услышат о сидящих под землей детях или покончивших с собой в далеком сибирском лесу семьях, или о родителях, убивших своего ребенка, они секту не видят в упор. Они воспитывались с советской стране и должно пройти несколько поколений, чтобы наше общество избавилось от этого «советско-пролетарского» отношения к теме сектантства и всего того, что связано с духовностью, религией и идеологией. Это происходит из-за нашего прошлого, когда тема идеологии была уделом всеми ненавидимых «избранных» или внушающим страх «проклятых».

Рядовой государственный служащий, обычный чиновник, а вместе с ними и начальники уровнем повыше, считают, что тема сектантства – это что-то для них непонятное, лишь бы там было все спокойно, никто бы не закопался под землю, не сжег себя (упаси Бог, перед зданием Правительства или администрации), чтобы федеральные власти не обвинили регион в нестабильности, в «участившихся» случаях экстремизма, разжигании межрелигиозной и всякой другой розни. Да, и еще чтобы журналисты об этом не узнали ни в коем случае! Это самое главное.

Но это пройдет. Точнее, прошло бы гораздо раньше, если бы ни еще одна причина.

Подобного рода отношение, которое ведет ко все большему распространению сект, формируется у чиновников под воздействием пропаганды так называемых «сектозащитников». Это очень интересные (с точки зрения всех, кто признает существование совести в человеке) люди, за деньги, власть и прочие блага громко и с левым, а порой и оранжевым уклоном, кричащие на каждом углу о «нарушении» прав, свободы слова, совести и во всем том, в чем может быть при желании обвинен каждый.

Пример из практики. Когда мои слова использовали в Хабаровске, чтобы назвать секту сектой (там были кришнаиты), эти сектозащитники стали не просто выть, что Кузьмин – экстремист (это за то, что секту сектой назвал), но еще и попутно стали подавать заявления в правоохранительные органы, в которых меня обвиняли в этом «экстремизме». Тактика затыкания ртов своим критикам у деструктивных сект по всему миру одна и та же, я тогда даже не удивился. Но вот как работают сектозащитники с нашими чиновниками не может не вызывать удивления – слаженно, дружно и с большим успехом.

Сектозащитники довольно активно работают с государственными чиновниками. И особенно часто это приходится наблюдать в Поволжье и именно по отношению к таким структурам, как аппараты Уполномоченных по правам человека и ребенка, по правоохранительным структурам (уровня полиции), всяким социальным службам и прочим ведомствам, куда им удастся влезть. Они не ходят и не предлагают денег для лоббирования какой-либо секты. Нет. Они поступают гораздо умнее.

Они организовывают всякого рода круглые столы с умными названиями, которых никто не понимает, вроде «Проблема соблюдения прав человека в средствах массовой информации: региональные аспекты». Чиновник посмотрит – «пахнет» наукой, «галочку» в актив поставить надо по мероприятиям, дай-ка схожу…

Сектозащитники  печатают прилично выглядящие журналы, где полным полно слов вроде «право», «юриспруденция», «правительство», «документы», «экспертизы», «мнение авторитетных ученых и политиков» и проч. Там нет ни слова про религию, а если есть, то только в юридической плоскости. И вот на этом материале «растут» такие «мастера своего дела», как та дама, которая, будучи в должности Уполномоченного по правам человека, не придумала ничего лучше, как прийти на мероприятие секты, которую критикует, судит, запрещает и ненавидит весь просвещенный мир.

Найдутся такие, кто скажет, что она не обязана была знать про то, кто такие саентологи. Но все это чушь. Кто хоть что-то соображает в правах человека, кто хоть один день своей жизни посвятил защите этих прав – такой человек знает, что такое саентология. Не знать что это за организация, равносильно тому, как не знать, что такое Освенцим, ГУЛАГ или нацизм. Это как если бы человек, назвавшись химиком, вдруг ляпнул бы, что ему не известна такая фамилия как Менделеев. Мне кажется, если спросить в Европе или Америке у любого прохожего, какая секта опаснее – сатанисты или саентология, он не задумываясь укажет на последнюю, однако наши государственные служащие не в курсе всех этих скандалов, судов, постановлений и экспертиз. Почему? Потому что они по-советски послушно кормятся той информацией, которую им предлагают сектозащитники. Церковь же информирует об опасности сект в другой плоскости и на другом языке – на языке апологетики, богословия, а у наших чиновников выработалась на это устойчивая реакция еще со времен ЦК КПСС. Сектозащитники же, назвав себя «правозащитниками», медленно, но верно продвигают свои идеи в коридоры власти и этот процесс очень трудно отследить. Так что происшедшее в Перми – логичное следствие этой тихой, но очень опасной для нашего общества деятельности сектозащитников.

Какой выход? Мне кажется, что в каждом регионе надо создавать специальный государственный орган, отвечающий за тему сектантства по всей стране, как это происходит, к примеру, во Франции. С родственниками пострадавших от сект мы справимся сами – не надо их консультировать, это все плохо кончится, если этих несчастных отдать чиновникам. Но вот структура, следящая за тем, кто, когда и где закопался, сжег себя или даже пытался это сделать или писал об этом, кто конца света ждет, дружно распевая песенки – вот за всем этим должна следить эта структура с полномочиями не правоохранительных органов, этих у нас хватало всегда, а информационно-аналитическими – чтобы заполнить тот информационный вакуум своими отчетами, справочниками, рекомендациями и экспертизами, который сейчас активно заполняют сектозащитники. Тогда, кстати, и спрашивать будет с кого, если что… у нас это любят.

Александр Кузьмин,
 руководитель Движения antiCEKTA

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.